Публикации

02.06.2010

Бесценная трясина

Мировое сообщество должно дозреть до понимания роли гигантского Васюганского болота в изменении климата. И чем раньше это произойдет, тем лучше. Причем «лучше» не для отдельно взятой Томской области или даже Российской Федерации - нет, речь идет именно о планетарных масштабах.

Прошедшая недавно в ТГУ российско-французская научная конференция «Совместные исследования окружающей среды и климата Сибири» показала: может, и медленнее, чем хотелось бы, но наука движется в сторону осмысления роли болот в глобальном климатическом процессе. Вопрос в том, что случится раньше: или человечество осознает, что Васюганье не просто огромная трясина где-то на краю географии, или разразится глобальная экологическая катастрофа.
Большое Васюганское болото - это не только уникальная экосистема, практически не тронутая цивилизацией, это еще и одна четвертая всех сухопутных запасов углерода. Торфяные залежи - не что иное, как запасенный «впрок» углерод, или карбон. Не зря торфяники называют кладовой солнца. Ученым-болотоведам давно понятно, что глобальная роль болотных экосистем ничуть не менее важна, чем лесных. Но если о лесах Амазонии знают все, то болота - важнейший аккумулятор карбона! - даже не упоминаются в Киотском протоколе. Они так и остаются «недооцененными», считают томские ученые.
Можно спорить о последствиях, но факт остается фактом: в недрах самого большого болота планеты Земля протекают не вполне понятные, малоизученные процессы. Причем идут они сразу в двух противоположных направлениях. В южной части болото наступает, в северной обводняется, превращаясь в конгломерат озер. Причем южная экспансия болот - процесс, с точки зрения накопления углерода, позитивный: «связывая» его, болота работают как глобальный охладитель планетарного масштаба (как леса Амазонии - планетарные легкие). Чего не скажешь о таянии вечной мерзлоты на Севере. Пока ученые во всем мире спорят, миф глобальное потепление или не миф, изменение климата в арктической зоне (причем именно арктической зоне Западной Сибири!) приобретает обвальный характер. За пару десятков лет зимы стали теплее на 6-7 градусов, а средняя температура лета, по разным данным, выросла на 3,4 и даже 5 градусов. Мерзлота не просто тает - она тает стремительно! Реально это приводит к тому, что если на севере площадь озер увеличивается на глазах - где год-два назад были кочки да трясина, теперь простирается водная гладь, то на юге озера исчезают, как будто из ванны вытащили пробку! Но таяние вечных льдов - это не просто превращение льда в воду. Оттаивание земли с большим содержанием торфа приводит к выделению метана - газа, парниковый эффект которого в 20 раз больше, чем у СО2.
- На чаше весов два не вполне понятных процесса, - говорит профессор ТГУ Сергей Кирпотин, - положительный, с точки зрения мирового климата, на юге Западной Сибири, на севере же - метановая угроза. Причем это не метафора, а научный термин. Масштабы ее до сих пор неизвестны. Но если климатические последствия пока трудноопределимы, то экономический урон вполне реален и осязаем. Еще 10-15 лет назад зимник в районе Нового Уренгоя устанавливался в конце октября, сейчас - лишь к концу декабря, а то и после Нового года.
Даже в нашей области многие лесные деляны становятся недоступными: болота по-настоящему не промерзают, лед не выдерживает тяжелых лесовозов! «Ползут» не только зимники, которые в общем-то никакие не дороги, а просто путь по льду, но и стационарные дороги, требуя постоянных вложений средств, «плывут» опоры линий высоковольтной передачи, рвутся нитки нефте- и газопроводов. Участившиеся наводнения - тоже из числа последствий все более нестабильного, «истеричного» климата. Возрастает и количество других природных катастроф. Ураганы, раньше совершенно не характерные для Западной Сибири, теперь задувают, как в каком-нибудь штате Арканзас, бывает, даже с элементами торнадо. Всем памятна буря 2007 года, в одночасье уничтожившая сотни гектаров прекрасного хвойного леса в Обь-Томском междуречье. По мнению томских ученых, все это звенья одной цепи.
Насколько влияет на таяние такой невечной вечной мерзлоты антропогенный фактор и каким образом процессы, происходящие в недрах сибирских болот, провоцируют изменения мирового климата, пока никто точно сказать не может. Но исследования ведутся, причем партнерами томских ученых выступают французы, а с некоторых пор и немцы. И пусть «белых пятен» на условной карте Васюганского болота пока больше, чем людей в этом медвежьем краю - плотность населения по всей-то области один человек на квадратный километр! - важно уже то, что проблема обозначена на международном уровне. И данные, полученные в полевых условиях в Томской области, подтверждают космические съемки, сделанные в университете города Тулузы. Наверное, потребуется еще немало усилий, чтобы даже ученые (не говоря уже о политиках, то есть людях, принимающих решения) осознали: Васюганские болота для Земли ничуть не менее важны, чем, к примеру, сельва Амазонки, и, по-видимому, играют схожую роль. Но прошедшая в ТГУ конференция - очередной шаг в этом направлении. Причем - важный.
Эту важность событию придает сам статус конференции, проходившей в рамках Года Франции в России. Французскую сторону на ней представляли ученые с мировым именем, действительные члены французской Академии наук, а также крупные французские чиновники - директор Московского бюро Национального центра научных исследований Франции, атташе по науке и технологиям посольства Франции в России. Цель мероприятия была обозначена как «поиск первопричин антропогенного изменения климата, его влияния на социально-экономическую ситуацию как в нашем регионе, так и во всем мире». «Изюминка» конференции заключалась в том, что она объединила сразу три города: первым французская делегация посетила Томск, затем - Новосибирск и Красноярск.
Опыт сотрудничества ТГУ с Францией можно назвать уникальным - и не для красного словца. Международные отношения обычно выстраиваются годами, если не десятилетиями. Как правило, все начинается с личных контактов ученых, потом «подтягиваются» лаборатории, затем университеты и академические институты... Здесь же случилось все «не по правилам» - сразу с уровня посольства Франции и CNRS (Национальный центр научных исследований, ведущее государственное учреждение фундаментальных исследований Франции. Партнерами CNRS яваляются РАН, РФФИ, РГНФ, МГУ, а также университеты и научные институты Санкт-Петербурга, Томска, Ханты-Мансийска). Французы как-то очень быстро поняли важность изучения Васюганского, или, как его еще называют, Западно-Сибирского (Обского) болота, и необходимость быстрого вложения ресурсов в эти исследования. Для чего и был организован российско-французский консорциум, к которому в последнее время активный интерес проявляет и Германия. Причем основой сотрудничества будут именно совместные научные исследования.
Краеугольный камень сотрудничества томских ученых с их зарубежными коллегами из Франции как раз «зарыт» в самом большом в мире болоте, в котором, уверены томичи, кроются многие загадки планетарного масштаба. Ученые уже поняли, что роль Васюганья в регулировании мирового климата велика, но вот насколько велика, пока сказать очень трудно. Это в Европе и даже на Аляске от станций наблюдений «живого места» нет. У нас же, с горечью констатируют ученые, плотность исследований пока не позволяет говорить о репрезентативности полученных данных. Мы пока больше предполагаем, чем располагаем. И это очень тревожит исследователей, заставляя их спрашивать себя, а не опоздаем ли мы со своей научной щепетильностью?
Таяние мерзлоты - это еще «цветочки». О возможных «ягодках» напомнил профессор Евгений Гордов: если процесс зайдет так далеко, что болота высохнут, загорятся самые большие в мире запасы торфа, вспыхнет «кладовая солнца» - миллиарды тонн!..
Вот тогда уж мало никому не покажется. Если пепел от какого-то жалкого вулкана в Исландии поставил на уши пол-Европы, что будет, если загорятся торфяники на площади в десятки миллионов гектаров? Нечто вроде небольшой ядерной зимы, надо полагать... Впрочем, и без таких апокалиптических исходов причин для тревоги предостаточно. Изменение климата, связанное с этим сокращение биоразнообразия и далее возникновение угрозы устойчивому развитию - все эти проблемы далеко уходят за пределы чистой науки. Как и за рамки отдельных стран и регионов. И потому и решения их нужно искать вместе, причем быстро. Сотрудничество Томского государственного университета с французскими коллегами - как раз пример таких стремительно налаженных отношений. Возможно, совместными усилиями им удастся разбудить старушку Европу, дремлющую под защитой Гольфстрима.


Марина ГРЕК.

Газета "Красное знамя"

*ФИО:
*E-mail:
*Комментарий:
*Введите результат
выражения 5 + 8:

Комментарии

Нет комментариев

Все продукты

Просмотров этой страницы: 1071